8 часть. Внутри усадьбы

| Просмотров: 115

Суббота, 11 апреля

В этот же день, 11 апреля, когда мне и написал Володя, я отправился к гостинице ФЭИ. Там в 12:30 мы должны были пересечься с ним и остальной частью группы и отправиться к Морозовской даче. 

Составом из пяти человек - я, Володя, Павел, Алексей и его подруга, - мы пошагали в сторону Нижнего парка.

Вскоре мы подошли к забору Морозовской дачи. Собака, живущая на соседней территории, сначала было разлилась лаем, но быстро стихла, поняв, что нам нет до неё дела.

На территории никого не было.

- С ворот пропала табличка с ЧОПом! – заметил я. – Осенью она еще тут была, значит, охрану сняли?!


 

Перелезать со стороны ворот мы не стали, а решили обойти забор по периметру и сделать это с менее открытого взору пространства. Через минут пять мы были уже у дверей усадьбы.

 

Табличка на двери встречает нас надписью с ошибкой в названии места. Вместо «Морозова» должно быть «Морозовой».

 

Замок был сломан, а дверь легко отворилась. Слабая прохлада старого дома окутала нас, когда мы оказались в прихожей. Дверь за собой мы прикрыли, дабы не привлекать внимания.

Люстра и элементы лепнины советского периода в помещении прихожей

 

В прихожей была настоящая разруха: валялись провода, люстры, лестницу, ведущую на второй этаж, усеивала куча земли. Над самой лестницей зияла дыра, через которую в дом попадала вода, что приводило к гниению перекрытий, и вся эта гниль, под весом различного наваленного на чердаках хлама, падала на первый этаж.

 

Мы вошли в синий зал. Отсюда имелся выход на открытую террасу, но в данный момент двери и окна заколочены, как изнутри, так и снаружи.

 

В одной из комнат оказался проход в ванную. Вид типично советской коммуналки. Все-таки ранее в этом здании размещался профилакторий Физико-энергетического института.

 

Кое-где были разбросаны реквизиты, оставшиеся от арендовавшей это здание в 90-е годы школы «Гарми».

 

Попадать в разные помещения внутри дома проблем никаких не вызывало - все двери были уже с раскуроченными замками. Некоторые засовы были погнунты - кто-то с невероятной упёртостью ломал закрытые двери внутренних помещений.

Комната с камином

 

Лепнина советского периода на потолке комнаты с камином

 

Одна из двух примыкающих к зданию террас была крытой. Попросту – веранда. Сугубо утилитарное сооружение скрыло часть оригинального фасада здания. Надеюсь, в будущем эту пристройку демонтируют, оставив только террасу.


 

Осмотрев помещения первого этажа, мы вернулись к узкому и длинному коридору.

 

Помимо туалета, из коридора можно было попасть в комнату охраны. Газеты, разбросанные на столе, говорили о том, что охрана здесь жила до 2012 года.

 

В конце коридора была дверь восточного фасада, которая была обозначена как «запасной выход». Дверь эта была заперта. Из коридора мы нырнули на вторую, восточную лестницу, которая не была завалена мусором. Отсюда мы решили сначала спуститься на цокольный этаж, или попросту подвал. 

Под лестницей был небольшой чулан. Заглянув в него, я увидел пустой ящик от какой-то белорусской одежды.

Спускаясь в подвал, можно было чувствовать, как понижается температура. На стенах, кое-где, висела ватой белая плесень. Атмосфера цокольного этажа была пропитана сыростью.

 

Необычным стало и то, что подоконники цокольного этажа были сплошь в сосульках и во льду, хотя на улице уже давно не было и намека на зиму.

Лепные фрагменты – тоже отголоски сталинского ампира советских времен

 

Той же лестницей, которой и спускались, мы поднялись на второй этаж.

 

Одно из помещений второго этажа представляло собой еще один чулан. Старая черепица, которую рабочие просто не стали спускать, а закрыли новым рубероидом, просто продавливала под своим весом доски.

 

Черепица из красной глины, очень похожая на ту, которой накрывал свою крышу еще Виктор Петрович Обнинский в начале XX века, имела клеймо «poplawski», и, судя по всему, была привезена уже в советское время. Со временем черепичная крыша стала давать течь и её решили заменить рубероидом. Но старую черепицу никуда опускать не стали, и она осталась разбросанной на чердаках.

Коридор второго этажа

 

Вскоре перед нами предстала самая поврежденная комната, откуда был выход на балкон. Лепнина и штукатурка потолка наполовину уже обвалилась, и ходить по этому помещению было немного рискованно.

 

С противоположной от балкона стороны проход через арочный свод приводил под саму башню. Некогда она возвышалась на 8-и метровую высоту над домом. С нее был выход на небольшой, опоясывающий башню, балкон. Когда-то у Обнинского в башне стоял телескоп для наблюдения за звездами (или за крестьянками?). Но во время войны, в 1942 году, башню разобрали до нынешнего обрубка. Сделано это было с целью маскировки. Ведь, как известно, здание использовалось советскими войсками как командный пункт штаба Западного фронта.

Сейчас над нами висел узорчатый каркас от витража – самих стекол уже не было на месте.

 

Вернувшись в коридор второго этажа, мы свернули в один из дверных проемов. Отсюда был выход на просторный чердак.

 

На этом чердаке также была разбросана черепица.

Следы поздних переделок


Напоследок мы вышли на балкон, а после покинули здание, чтоб осмотреть его снаружи.

 

Спускались мы уже по южной лестнице, заваленной мусором и грязью.

 


Снова оказавшись на улице, мы решили прикрыть дверь. Сначала чуть-чуть повозились со сломанным замком, пытаясь завинтить шуруп, который был из него выкручен – к счастью, у ребят была с собой отвертка. Но поняв, что это малонадежно, я подобрал кусок ржавой арматурины и обмотал ей ручки входной двери – не абы что, но от самых юнцов должно защитить.


Решили обогнуть здание снаружи и пройтись по территории.

 

Эта лестница – излюбленное место фотографов и их моделей. Во-первых, она несет собой типично усадебный антураж, а во-вторых – эта часть фасада не видна ни от ворот, ни с тропинок Нижнего парка.

 

Прошли до угла территории, к тому самому погребу, куда залезал Кирилл. Дверь была не заперта.

 

Внутри был различный хлам. Отсюда можно было спуститься еще ниже по металлической лестнице.

 

Сделав напоследок кадр усадебного дома от погреба, мы тут же перелезли через невысокий забор и решили спуститься к Репинке – я предложил ребятам посмотреть и на сам подвал у речки.

По пути кто-то наткнулся на странную куклу с рунами и привязанной к шее веревкой. Я подвесил куклу на ветку дерева, что показалось мне весьма забавным.


Оглядев подвал, где я уже неоднократно бывал, мы решили форсировать мелкую Репинку, прыгая по камням. Вскоре мы снова вышли на сносную дорогу и, распрощавшись, разбрелись в разные стороны.

 

Таким было моё первое посещение Морозовской дачи.

 

Читать далее

Все права защищены © vylazki.ru 2019 

Карта сайта | Написать админу